Тюрьма №1: фильм о Лукьяновском СИЗО поверг в ужас общественностьУже несколько дней из головы не выходит фильм-расследование журналиста телеканала ТВi Константина Усова про трущобы Киевского СИЗО №13, более известного в народе как Лукьяновская тюрьма. Чтобы показать неприглядную правду жизни людей, которые по несколько лет (некоторые по пять-семь!) сидят за решеткой, хотя суд еще не признал их преступниками, журналист выстроил собственную агентурную сеть. Он сумел передать заключенным мобильные телефоны, которыми они в течение шести месяцев снимали изнутри быт арестантов. Зрелище не для слабонервных.
Известно, что тюрьма — не дом отдыха и не трехзвездочный отель, но то, что увидел зритель, действительно ужасает. Это почти концлагерь. Условия, в которых живут люди, человеческими не назовешь. По сути, это можно приравнять к пыткам. Этих людей уже наказывают, хотя суд вполне может признать их невиновными. Наконец, зная профессионализм наших правоохранителей и методы их работы, можно предположить, что многих из этих несчастных и невиновных пытают за чужие грехи. Но самое ужасное, что жертвой нашей пенитенциарной службы может стать каждый гражданин, даже вполне законопослушный, вот только не каждый выдержит такое испытание.
Недавно в составе делегации украинских журналистов я встретилась в Страсбурге в Совете Европы с представителем Комитета по предотвращению пыток Патриком Мюллером. Он рассказывал об украинских тюрьмах. Говорил, что комитет мониторит тюрьмы во всем мире, но такие ужасные условия, в которых живут украинские заключенные, они мало где видели. Больше всего поразило европейских экспертов “перенаселение” украинских СИЗО. “Не у каждого заключенного есть своя кровать. В 50-метровой камере находятся 40 заключенных, а мест всего 30. Спят по очереди. Это нас шокировало! Как такое может быть? Как такое допускает администрация СИЗО? — Возмущался Патрик Мюллер. По его словам, украинская власть оправдывалась, мол, так происходит из-за того, что судебные процессы тянутся слишком долго. Должны продолжаться максимум полгода, а затягиваются на годы. “Мы восемь раз посещали Украину, были в разных тюрьмах, в СИЗО, и восемь раз писали свои отчеты, где констатировали, что в вашей стране к заключенным применяются пытки. И ничего не меняется! А все из-за безнаказанности, — делает вывод представитель Совета Европы. — Пытки продолжаются том, что на высшем уровне не говорится, что они запрещены. А также отсутствует механизм действенных жалоб”.

Журналистское расследование Константина Усова привлекло внимание общества к вопиющей проблеме, о которой все знали (по крайней мере догадывались), но о которой почему-то не принято было говорить. Говорить всю правду. Правду, которую тюремщики тщательно скрывают. Наша пенитенциарная служба — это такое себе государство в государстве, “священная корова”, которую не принято беспокоить. Это наследие советского прошлого, где человек, когда оказывалась за решеткой, становился бесправным изгоем. В те времена система, т.е. власть, не могла ошибиться: если человека осудили, значит, она враг общества. И общество от осужденных, независимо от того, справедливо или нет, отворачивалось. Украина, к сожалению, унаследовала эту пагубную практику. За двадцать лет независимости ни одна власть не обращала внимания на то, что творится за решеткой, как живут и умирают там люди. Журналисты ТВi сделал первый прорыв, за что их надо бесконечно благодарить.
Будут ли перемены к лучшему? Улучшатся ли условия заключенных Лукьяновского СИЗО и других тюрем? Вряд ли. Ведь фильм Константина Усова до сих пор не прокомментировал ни один представитель власти, ни один чиновник пенитенциарной службы. До сих пор не отреагировала на него еще уполномоченная по правам человека Нина Карпачева! Хотя это непосредственно ее зона ответственности. Но, вспоминая Нину Ивановну в гламурном наряде, трудно поверить, что она озабочена судьбой больных, голодных, грязных, обессиленных, униженных заключенных. Ей сейчас не до них. Она занята более важным делом — своим переизбранием в Верховной Раде.