Прикарпатца Василия Абрамива осудили за фиктивный поджог офиса Партии регионовВ Украине завершился очередной политический процесс. Он не такой громкий, как дело Тимошенко или Луценко, происходил на периферии, но огласку имел незаурядный. В древнем Галиче, недалеко Ивано-Франковская, судили 27 ¬ летнего студента Бережанского агротехнического института, члена ВО “Тризуб” им. Степана Бандеры Василия Абрамива. Его обвиняли в том, что в одну из зимних ночей 2009 поджег местный офис Партии регионов. Василий отрицал свою вину, высказывал предположение, что это сами “регионалы”, как и в 2004 ¬ м, имитировали поджог, чтобы заработать очки в своих донецких хозяев. И доказательства следователей в процессе “рассыпались”. Помимо того, судья Иван Мельник постановил лишить Абрамива свободы сроком на три с половиной года. Правда, наказания отложили на испытательный срок в два с половиной года. В случае, если за это время Василий поступит хоть какое-то уголовное деяние (или его спровоцируют на это), то загремит в тюрьму “на полную катушку”. Осужденный назвал вердикт политической расправой.
Василий Абрам — тот самый молодой, который в декабре 2010-го вместе с другими собратьями проник во двор запорожского офиса КПУ, где стоял единственный в Украине памятник Иосифу Сталину, и с помощью бензопилы обезглавил “вождю народов”. “Тризуб” взял на себя ответственность за этот акт протеста, сказал, что в независимой Украине не может быть памятников тиранам, которые оказывали человекоубийство. Спиленную металлическую голову Сталина коммунисты приварили, но впоследствии памятник кто-то взорвал. Националистов обвинили в терроризме, хотя они заявляли, что это уже не их рук дело. Была версия, что к взрыву приложились спецслужбы, чтобы иметь повод для политических репрессий.
Один из запорожских судов, как ни старался, не нашел доказательств вины в терроризме. “Тризубовцы” состоялись условным наказанием. Но Василия Абрамива в покое не оставили. Ему приписали поджог “регионовской” штаб ¬ квартиры в Галиче. Один из участников процесса, Филипп Таран, на показаниях которого и строили обвинения, в суде заявил, что ложные показания на Абрамива у него милиционеры выбили силой — защемляя кисту на копчику. От невыносимой боли вынужден был подписать сфабрикованные протоколы …
Полным “обломом” следствия было то, что отпечатки пальцев на стекле бутылки от горючей смеси, которым козыряли прокуроры, не совпадали с Василева. Несмотря на такие “нестыковочка”, суд сделал Абрамива виновным. Зал Галицкого райсуда отреагировала на это гулом возмущения.
После завершения суда корреспондент “Высокого Замка” пообщался с галицким “поджигателем”.
— Этот приговор абсурден! — Говорит Василий Абрам. — Как только получу копию постановления, подавать апелляцию. Если и в высшей инстанции не отменят липовых обвинений, с помощью харьковской правозащитной группы, которая помогает нам защищаться и в “сталинской” деле, искать правды в Европейском суде. В Украину добиться справедливости невозможно. Здесь — круговая порука!
Я был взволнован тем, что во время зачитывания приговора собрался полный зал людей. Пришли мои родные, друзья, односельчане, интеллигенция Галича — медики, учителя, депутаты райсовета, народный депутат от “Батькивщины” Владимир Шкварилюк. Была на суде и моя жена Анастасия, будущий филолог. Мы с ней поженились 29 сентября, она меня в моих взглядах поддерживает.
В последнем слове я сказал, что этот суд является инструментом власти для наказания всех тех, кто смеет перечить этой антиукраинской власти. Сказал, что судья мог бы стать не холуем антинародной власти, а патриотом Украины, который не дал бы посадить украинского националиста за решетку. Но так не произошло. Думаю, за этот процесс прокурор получит новые погоны — как тот следователь, “лепил” мое дело.
- А из истцов кто-то на суде был?
— Никто от Партии регионов на суд не явился. На одно из предыдущих заседаний приходил руководитель районной организации ПР, то люди его закричали.
- Ты теперь, оказывается, не можешь и на кота крикнуть, потому что тебя обвинят в уголовных деяниях. Должен быть тихим от воды, ниже травы.
— Так получается, я теперь как по лезвию ножа хожу. Наши “доблестные” правоохранители дело могут склепать на ровном месте. Раз убедился в этом на прошлой неделе. В городе Галиче при дороге стоит старый австрийский фронтовой дзот. На нем кто-то из друзей написал объявление о моем суд с призывом прийти и поддержать националиста. Того числа суд завершился, и я хотел зарисовать на дзоте указанную дату. Вдруг нагрянул наряд милиции во главе с начальником РОВД. Не предъявляя обвинения, меня скрутили как опасного преступника, составили админпротокол за “нарушение общественного порядка”.
Меня предупредили, что в дальнейшем может быть банальная “подстава”. Но я‑парень осторожный, при Сталине отсидел в запорожском СИЗО, всякого насмотрелся, научился предвидеть ситуацию.
- Как к твоей политической деятельности относятся родные? Не говорят, чтобы немного “успокоился”?
— Когда в суде прозвучала фраза о трех с половиной года лишения свободы, моя 71-летняя бабушка схватилась за сердце и потеряла сознание. Оглашение приговора прервали на 15 минут, вызвали “скорую”. Смотрю: воду на бабушку льют, а она глаз не открывает. Едва привели в сознание … Этот патриотический мировоззрение привила мне именно она. Мой прадед был станичным УПА. Бабушка не раз рассказывала о национально-освободительную борьбу, о том, как к нам в дом приходили украинские партизаны. Я вырос на этих историях.
А у моей мамы не такой боевой дух, как у бабушки. Я ее понимаю. Она — предприниматель, имеет продуктовую лавку в нашем селе Заднестрянское. Переживает за меня. Боится, чтобы и сама не попала под репрессии, чтобы не прикрыли ее дело — у нас сейчас это делают очень быстро. Мама просила меня, чтобы остановился с политической работой, мол, в нашей стране “ворон ворону глаз не выклюет”.