сергей таран политологПолитическое противостояние между Банковой и Майданом практически замерзло. Ни одна из сторон не ведет активных действий. Создается впечатление, что функционеры из той и другой стороны не знают, что делать дальше. Несколько растерянной в последние дни выглядит оппозиционная троица. Ее пафосные лозунги многим уже надоели, уже “не зажигают”. От них Майдан устал, отчаялся. Революционного прогресса нет. Существует риск, что истощенные пустыми разговорами люди могут выйти из-под контроля и возьмутся решать насущные для себя вопросы по своему усмотрению. Возможно, наши наблюдения ошибочны? Сверить их мы попытались с политологом, директором Международного института демократий Сергея Тарана.
- Какие действенные пути выхода из политического коллапса, что имеем сейчас, вы предложили бы тем, от кого это зависит?
— Для лидеров Майдана вопросом №1 должна быть согласована позиция по конституционному процессу. Идет ли речь о возвращении к Основному Закону образца 2004 года, или о проекте новой Конституции (что очень сложно, учитывая затянушийся характер переговоров с властью). Единство важно прежде всего. Пока складывается впечатление, что такого общего видения нет. И это хуже всего. Потому что еще немного, и рискуем увидеть между оппозиционерами откровенные междоусобицы, которые страна наблюдала между лидерами Майдана-2004 после прихода “оранжевых” к власти.
Вопрос №2, без которого никуда, — формирование сетей “Самообороны Майдана” в Киеве и в регионах. Власть больше всего боится не того, что люди приходят на митинги, а того, что они будут самоорганизовываться в структуры — дисциплинированные, с единым руководством, с четкой целью. Организованный человек весит и влияет на политику в несколько раз больше, чем “любитель”.
- Многое зависит от парламента. Говорят, что там собралась критическая масса людей, готовых порвать с прошлым и решительно переписать диктаторские “правила игры”. Так ли это?
— Никаких проявлений этого пока не видим. Максимум, что накопилось в Верховной Раде, — критическая масса депутатов, не желающих силового сценария. Не более. Неприятие репрессий еще не означает, что эти депутаты-“регионалы” готовы идти вразрез с линией своей партии. О переформатировании парламента говорить пока рано.
- Насколько определяющая роль Кремля в нынешнем противостоянии в Украине?
— Она определяющая! Янукович зависит от денег Путина. Это единственное, на что он серьезно обращает внимание. Из всех внешних политических игроков российский президент влияет на украинского больше всего. Это не означает, что Путин влияет на Украину или на ситуацию в нашем обществе. Но он влияет на человека, который имеет наибольшую власть в стране.
- Правда ли, что условием выделения второго финансового транша Украине российское руководство ставит обуздание Майдана?
— Да. Для Кремля было бы идеальным вариантом, если бы произошел силовое развертывание политического конфликта в Украине. Это окончательно дискредитировало бы Януковича и сделало бы даже его попытки уйти на Запад.
Второе условие выделения денег от Путина — премьер-министр Украины, которого порекомендует Россия.
- Как вы воспринимаете разговоры о том, что после олимпийской “передышки” Москва возьмется за Украину “более основательно”? В частности, “учитывая просьбу трудящихся”, которые уже поступают, прибегнет к силовым действиям на нашей территории — чтобы повторить историю с Южной Осетией, Абхазией, Приднестровьем?
— Этот сценарий уже реализуется, независимо от того, есть Олимпиада или ее нет. Мы это видим по похищению людей, по снайперских выстрелах на улице Грушевского, по другим провокациям. Возможно, после Сочи российское влияние усилится, напряжение будут нагнетать. Не исключено, что определенные службы организуют взрывы, террористические акты и обвинят в этом оппозицию.
- Наблюдатели предполагают, что короткий разговор Путина и Януковича в Сочи оказалась бесплодным. Не может ли случиться так, что в ответ на то, что не найден общий язык, Янукович “хлопнет дверью” и возобновит диалог с Евросоюзом об ассоциированном членстве в нем Украины? А еще просить Запад о мощную финансовую поддержку.
— Такая фантазия может осуществиться в том случае, если Запад готов будет поступиться принципами, преодолеть внутренние бюрократические процедуры и выделить средства немедленно, без всяких условий. Януковичу деньги нужны не когда-то, когда будут проходить реформы, а уже сейчас. В этом и разница в подходах Запада и России. Кремль не требует реформ. Путин готов дать деньги хоть завтра. Ему достаточно будет разгона Майдана и “ручного” главы правительства.
- Рядовые майдановцы разочарованы дряблой реакцией Запада на украинские события. Люди говорят про “гнилую Европу”, которая своим  “пофигизмом”, чрезмерной осторожностью продлевает жизнь диктаторскому режиму. Что сдерживает Запад от “более чувствительного “влияния на украинскую власть?
— На Западе не хотят радикальными мерами превратить Украину во вторую Беларусь. Тактика санкций в свое время была применена к режиму Лукашенко. Как следствие, Запад утратил контакты и любые возможности влиять на этого диктатора. Применяя полномасштабные санкции к украинскому руководству, Европа окончательно разрезала бы Восток и Запад. А еще нельзя будет говорить об ассоциированном членстве в ЕС, о выделении финансовой помощи стране, против которой объявлены санкции. Это было бы абсурдом. Запад держит двери в ЕС для Украины открытыми, чтобы попытаться через свои контакты повлиять на позицию Януковича и олигархов. Вариант с санкциями там, конечно, держат в запасе, но санкции означают, что других механизмов влиять на ситуацию в Украине больше не будет. А Запад, очевидно, хотел бы иметь широкий инструментарий.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите ваш комментарий!
Please enter your name here