День Свободы со слезами на глазахВосемь лет назад в Украине началась Оранжевая революция — как протест против произвола властей, против нарушенных ней гражданских прав и свобод.
Указом президента Виктора Ющенко 22 ноября был провозглашен Днем Свободы. Однако в декабре 2011-го Виктор Янукович отменил его, установив вместо День Соборности и Свободы Украины и новую его дату — 22 января. Несмотря на это, участники тех событий Днем Свободы продолжают считать двадцать второй день ноября. Для них это и в дальнейшем государственное и личный праздник. Несколько общественных организаций подали заявки на проведение 22 ноября массовых акций на Майдане. Ожидается, что на них придет от 10 до 40 тысяч человек.
Воспоминаниями о яркие моменты Оранжевой революции “Высокий Замок” попросил поделиться ее участников и очевидцев.
Роман БЕССМЕРТНЫЙ, экс ¬ посол Украины в Беларуси в ноябре 2004 г. — полевой командир Майдана
Даже если бы хотел забыть те события — не могу. Помню все до мелочей: от первого дня Майдана, установка сцены, до инаугурации президента. Фамилии стираются, а вот лицо, эмоции людей-пор перед глазами. Это был большой сдвиг миллионов рядовых украинских из разных уголков Украины.
Помню, в первую же ночь Майдана ко мне подошла киевская бабушка, которой было лет за 70, дает 20 грн. и еще кучу разменных монет. Говорит: “На тебе, сынок, эти деньги. Может, хоть вы этих архаровцы уберете от власти”.
Запомнились и другие встречи. Глубокая ночь, поднимаюсь вверх по Институтской, где-то в районе гостиницы “Украина” навстречу идет усатый дедушка в форму УПА. Поравнялся с ним, а он недовольно буркнул: “Ух! Превратили революцию на карнавал”. Не мог представить себе этот человек, что революция может быть мирной, бескровной, с песнями, танцами.
Или взять такую картинку. Шестой подъезд Кабмина. У него, как и у всех других, стоят наши посты — чтобы “регионалы” не вывезли документов. Ночью прихожу к этому поста: никого нет там, а в дверях “сторожит” табличка с надписью “Хыров — за Ющенко!”
Не выветрится из памяти и такой эпизод. Где-то на третий день революции в район городка Вишневого пришли поезда с Востока. У них — трудяги ¬ украинских, которых послали в Киев в противовес нам. “Шефы” этих людей из Партии регионов раздали на каждое купе по ящику водки, но не дали еды. Поэтому мы загрузили свою машину продуктами и отправили туда, чтобы люди не были голодными. Они впоследствии приходили на Майдан — без всякой агрессии, и мы были вместе — “оранжевые” и “бело-голубые”.
Роман стене, консультант народных депутатов Верховной Рады I‑VI созывов:

В восьмую годовщину Оранжевой революции хотел бы доброе слово сказать о гражданине Украины турецкого происхождения, малого предпринимателя Сахида Шаримова. В те ноябрьские дни 2004 ¬ го он отдал для большого дела Майдана все, что мог. Оплатил проезд целого вагона людей, который ехал в поддержку революции в Киеве, передал на нужды Майдана не один мешок муки, сахара, макарон. Сахид Шаримов-большой трудяга, большой патриот нашей страны. А еще-большой противник беззаконие. Бывший офицер, он поддерживал Майдан, чтобы наконец воцарилась справедливость. Но теперь он на каждом шагу сталкивается с произволом власти, в том числе местных. Этого почтенного, простого и очень порядочного человека (вместе с женой ¬ украинский они являются инвалидами), попираючы право, “прессуют” на каждом шагу. Нынешняя жизнь этих людей — драма.

Андрей Парубий, народный депутат, в ноябре 2004 г. — комендант Украинского дома:

Во время Оранжевой революции ежесуточно десятки тысяч людей проходили через Украинский дом, который был своеобразной штаб-квартирой Майдана. И каждый день, с утра до вечера, даже ночью, убирала эту огромную здание группа молодых, задорных и одновременно скромных ребят. Они даже не имели времени пойти на Майдан. Но делали другую, не менее важную работу. Надев на головы банданы, со швабрами ¬ ведрами убирали болото, заносилось с ногами тысяч людей с улицы. Но потом выяснил, что это были участники … церковного хора из Львова. Они не пытались попасть в объективы, выполнять самую черную работу, возможно, не заметную для других, без которой была невозможна полноценная работа этого революционного подразделения. Для меня это был символ самоотречения великому делу.
Когда мы покидали Украинский дом, он был таким же чистым, как и тогда, когда туда зашли. Мы хотели показать миру, что не являются какими-то варварами. Что мы — цивилизованные люди, а не матросы ¬ железняки, штурмовавших в 1917 году Зимний дворец и делали в нем всякие безобразия. Чистота, порядок на Майдане и в Украинском доме были одним из признаков нашего цивилизованного европейского протеста, а не дикого бунта.
А насчет того, что 22 ноября уже не является государственным праздником … Перенос Дня Свободы — это свидетельство панического страха Януковича перед Майданом. Это еще и его желание мести, попытки стереть этот день истории. Но вычеркнуть этот день из нашей памяти невозможно!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите ваш комментарий!
Please enter your name here