Минобороны решило узаконить военное капелланство. Для этого в следующем году создадут отдельную службу, в которую хотят набрать 150–200 духовников. Пока же священники в армии выполняют свою миссию как волонтеры. Они, как и военнослужащие, имеют постоянные ротации в зону АТО.
Священники в Украине будут благословлять на убийство теперь официально

Убийство не имеет цвета кожи и государственной принадлежности

Военные, побывавшие в зоне АТО, говорят, что иногда разговора со священником им очень не хватало. “Мне лично не приходилось общаться со священником на войне, хотя многим людям это нужно. В таких ситуациях во многих стресс, и хочется выложить кому все, что на душе. Так, с товарищем ты не поговоришь, как можно поговорить со священником”, — рассказал военнослужащий Александр.
Солдаты понимают внутри, что убийство человека, кто и каким бы он ни был — грех и зло. Разговор со священником — это способ получить дозу убаюкивания совести и снятия с себя груза ответственности под видом правого дела.
В зоне АТО уже побывало 190 духовников. Они нередко так же рискуют жизнью, как и военнослужащие. По официальной информации, шестеро были ранены, один — погиб. У каждого из капелланов есть свои истории спасения на войне благодаря молитвам.
“Был человек, который разгружал всю ночь снаряды, а приходил утром на 6:30 на литургию. Я никогда его не забуду. Он очень искренне читал Апостола, и для меня это было трогательно”, — рассказал военный капеллан УПЦ Андрей Хомишин.
Сами пастыри говорят, что не против инициативы Минобороны по призыву на службу, но пока не очень себе это представляют.
Священники в Украине будут благословлять на убийство теперь официально

Да, российский священник благословляет ядерную ракету. А украинские чем лучше?

“С принятием этого закона военный капеллан должен быть штатным работником, соответственно, иметь заработную плату и так далее. Священник подчиняется церковной иерархии. А там, мы знаем, приказы не обсуждаются, а выполняются. Как это все будет в субординации? Сейчас есть много вопросов”, — отметил военный капеллан УПЦ Тарас Михальчук.
Как совмещать военную дисциплину и пастырскую службу, хорошо знает отец Михаил. В прошлом он — старший прапорщик, сегодня — священник в воинской части Национальной гвардии. В свое время, в ней и служил. Имеет целый приход, но пока еще — не признанную, потому что сам без официального статуса.
“Конечно, мы не должны нести звание ефрейтор, майор и так далее, чтобы не оказаться под каблуком, но должны быть в штатной единицы с зарплатой, чтобы не приходил никто и не говорил: а тех здесь кто такой? В конце концов, во всей Европе военное капелланство узаконено”, — отметил военный капеллан УПЦ Киевского патриархата о. Михаил Торконяк.
Впрочем, на какие должности и с какими обязанностями призовут в армию священников — пока не известно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите ваш комментарий!
Please enter your name here