олег тяныбок, евромайдан,Мирный украинский Евромайдан пережил очередное, не самое большое испытание за последние недели. Власть бросила все силы, чтобы обуздать многолюдный народный протест против себя.
Противостояние достигло апогея. За несколько часов до того, как ночью 11 декабря Банковая дала команду “фас”, когда еще были надежды на мирное решение этого невиданного гражданского конфликта, мы разговаривали с лидером ВО “Свобода” Олегом Тягнибоком. Еще ничего не предвещало такой бури. Поэтому и риторика одного из трех лидеров оппозиции (несмотря на охрипший глосс), возможно, в этом разговоре не столь радикальна, как была у лидеров оппозиции.
- Олег, в разгар политического противостояния в Киев прибыла заместитель госсекретаря США Виктория Нуланд. О чем она говорила с оппозицией? Насколько реально американское руководство воспринимает нынешние события в Украине?
— Не сердитесь, пожалуйста, но мы договорились не рассказывать прессе о сути нашего разговора. У нас еще будет встреча с Верховным комиссаром Евросоюза госпожой Эштон. Возможно, тогда сможем выложить обобщенную позицию. Если коротко: искали пути выхода из этого политического кризиса.
- И все же: удовлетворил и вас разговор с представителем американских властей?
— Речь идет о процессе…Выскажу суть нашей позиции, которую мы донесли до высоких гостей. В Украине — не парламентский кризис, не противостояние между оппозицией и Партией Регионов. Речь идет о противостоянии между украинским обществом, украинской общиной и преступной властью. Решение этого политического кризиса может быть только, если власть сделает определенные шаги навстречу Майдана. Но она, создается впечатление, живет на Марсе или не ориентируется, что происходит в государстве, или не хочет видеть этого.
Оппозиция договорилась, что никаких шагов без согласования с общиной делать не будет. Любые наши переговоры, выступления, инициативы будут согласованы с Майданом. Мы не против вести переговоры с властью. Но, при определенных условиях, без которых невозможно начать процесс изменения системы власти в государстве. А именно это — самое актуальное.
Одно из трех наших первоочередных требований (на вторник, 10 декабря) — наказать уголовных преступников в погонах, которые разгоняли мирную демонстрацию в ночь с 29 на 30 ноября — били студентов, женщин, пожилых людей, толкли журналистов. Напомню: всего в недавней истории -
40 журналистов — пострадали во время войны в Югославии. Но там была война. Чтобы такое происходило во время мирных событий — это недопустимо.
Второе требование — власти должны выпустить всех политзаключенных, которые ими стали. Власть пытается шантажировать нас. Дает понять, что мы арестуем сейчас много людей, а потом будем обменивать их взамен на оппозиционные уступки. Именно поэтому силовики проводят аресты невинных людей. Например, одному из задержанных — Беленькому — инкриминируют статью, которая вообще не предусматривает санкции заключения, максимальное наказание — штраф. Но все равно судья, как под кальку, дал ему 2 месяца содержания под стражей.
Мы слышали, как во время встречи четырех президентов Янукович заявил, что он разговаривал с генпрокурором и просил его отпустить тех арестованных, которые не совершали какого-то большого преступления. Но после этих слов? Не состоялся ни один из семи апелляционных судов, слушания перенесли на 3–4 дня. Люди дальше сидят за решеткой под надуманными причинами. Власть сознательно затягивает процесс, не проявляет никакого желания прислушиваться к голосу народа.
Третье требование — отставка правительства Азарова. Сначала люди вышли на улицы и требовали освобождения этого Кабмина из-за того, что власти приостановили процесс подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. А сегодня наши требования стали большими, потому что это правительство еще и покрывает уголовников.
- Из общения с западными дипломатами почувствовали ли вы, что их правительства готовы применять санкции к украинским чиновникам, которые причастны к нынешним репрессий?
— Перед нашим с вами разговором у нас была встреча с иностранными послами в Киеве (мы их регулярно информируем о том, что делается на Майдане). За последнюю неделю позиция дипломатов, скажем так, значительно улучшилась в нашу сторону. Они не выражают нам каких-то симпатий — они же дипломаты! Но, с их стороны чувствуется понимание ситуации. Все страны задекларировали поддержку украинцев в борьбе за демократию, осуждают жестокое обращение “Беркута”. Мы просим персональные санкции против чиновников, которые привели к нарушениям прав человека. Нас слушают и говорят, что это не просто. Иногда говорят, что это крайняя мера. Думают использовать другие способы влияния на украинскую власть. Подчеркиваю, мы просим санкций не против государства, а против ее непутевых чиновников. У них есть поместья за рубежом, бизнес.
- Какой была ваша реакция и реакция ваших коллег по оппозиции на теледиалог четырех украинских президентов по урегулированию политического кризиса?
— На это даже нельзя было смотреть. Это была заранее инсценированная, срежиссированная комедия. Полный фарс!
- Вы не имеете надежд на круглые столы с властью?
— Такие круглые столы могут и должны произойти. Но мы не имеем веры этой власти — как и не имеет их все украинское общество. Мы говорили с иностранным послам. Майдан может согласиться на круглый стол с властью, если его инициируют европейские структуры. Третьими лицами в этих переговорах могут быть президенты европейских государств. Потому что мы с властью можем говорить до бесконечности, а они все равно обманут. Как обманули украинское общество, представителей Европы в процессе подготовки к евроинтеграции.
- Правда, что в понедельник оппозиция искала контакта с представителями Партии Регионов, чтобы повлиять на них, переломить ситуацию в этой партии, привлечь здоровые силы в ней на свою сторону? О чем свидетельствует появление в Доме профсоюзов представителей Партии Регионов Шуфрича и Лукьянова?
— Мы не ведем никаких переговоров с представителями Партии Регионов. Они “сыплются” понемногу сами. По нашей информации, в понедельник “регионалы” собрали фракцию, — но на собрание пришла только ее треть. Многие из них соглашались с действиями нынешней власти. Многие из провластных депутатов не хотят быть замазанными во всех этих кровавых игрищах власти. Говорят, даже глава фракции ПР Ефремов просился к Януковичу, чтобы информировать, что ситуация в его фракции является сложной.
Они имеют с десяток депутатов, которых определили переговорщиками. Они приходили на наши блокпосты, в Киевсовет, на Майдан. Их цель одна — убедить нас сдаваться. В понедельник ночью, около половины четвертого, я был на блокпосту в районе улиц Лютеранской, Круглоуниверситетской, когда пришла группа депутатов во главе с Шуфричем. Они убеждали нас: ребята, уходите отсюда мирно. Вот все их месседжи. Впоследствии, как пошел в наступление “Беркут”, спецназовцы месили и наших, и оппозиционных депутатов, и провластных.
- Говорили вы с дипломатами о другой стороне произвола власти — погромы помещений оппозиционных партий, захват редакций?
— Они об этом знают и воспринимают крайне негативно. Их возмутил факт нападения на центральный офис “Батькивщины”. Западных дипломатов очень затрагивает тема нарушений прав человека, свободы слова, потому что это актуальные вещи в Европе. Их шокирует, что целый ряд интернет-изданий, газет были разгромлены, похищены оттуда серверы, базы данных.
- Как отразились все эти “зачистки”, это очковтирательство от власти на один Майдан, его настроение?
— Люди все прекрасно понимают и не ломаются. Хотя преобладание в понедельник была на стороне силовиков. На наших блокпостах стояло по 200–300 человек, а на них гнали по 2–3 тысячи “беркутовцев”, солдат внутренних войск и “титушков”.
Власть поступала очень хитро. По внешнему периметру прежде окружала оппозиционные блокпосты границами солдатами внутренних войск. Это пацаны по 18–19 лет. Мы с ними постоянно общаемся, кормим их, приносим им бутерброды, горячий чай. Офицеры им не разрешают брать от нас пищу. А мы все им предлагаем поесть. Эти бедолаги тайком принимают ее, прячут за пазуху. Мы хотя бы ходим в мороз по Майдану, греемся возле бочек с дровами, а они смирно стоят со щитами. Во время разговоров многие из этих ребят проклинают власть. У многих из них забрали мобильные телефоны, чтобы не имели возможностей связаться со своей родней. Они неделями не мылись. Их не кормят нормально. Они живут в коридорах Кабмина или Администрации президента.
В середину кольца, после солдат внутренних войск, по команде Банковой запустили “Беркут”, который жестоко оттеснял майдановцев с нанесением травм. Есть полно раненых, разбили голову народному депутату Ханенко. А в самую середину, как тех шакалов, запустили “титушков”. Они действуют как мародеры.
Такое противостояние не пугает майдановцев, а добавляет духа. Мы не шли ни на какие силовые действия, что могло быть истолковано как провокации. Для нас важно сохранить мирное лицо Майдана. На нас смотрит мир.
Подтверждение того, что наша акция является мирной — нарастание Майдана. 1 декабря там было полмиллиона людей. Восьмого декабря — уже вдвое больше, более миллиона. Все произошло мирно. Даже тот Ленин, который “случайно поскользнулся и упал”, — никого не травмировал. Ни один милиционер не пострадал. Киевляне счастливы.
Люди приезжают на Майдан, их все больше. Мы призываем их  приходить. Сейчас “время Х” для каждого гражданина Украины. Если не выстоим, они нас затопчат.
15 декабря будут довыборы народных депутатов в “проблемных” округах. Оппозиции важно победить на этих выборах. Это поднимет дух народа, его веру. В этот день планируем провести День достоинства, поскольку и наш Майдан называется революцией достоинства.
Настроение наших людей могу передать одним лозунгом: “Вместе и до конца”. Речь идет о перезагрузке власти — досрочные выборы президента и парламента, о подписании Соглашения об ассоциации с Евросоюзом.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите ваш комментарий!
Please enter your name here