На Грушевского жесткая схватка между майдановцами и беркутомКиев, 19 января 2014.  Киев пережил одну из самых драматических своих дней и ночей. Здесь состоялись жесткие столкновения нескольких десятков тысяч протестующих с “Беркутом” и внутренними войсками.
Политический кризис перешел в физические столкновения. Виталий Кличко пытается остановить кровопролитие.
В ход шли не только дубинки, но и светошумовые гранаты, дымовые шашки, “коктейли Молотова”, слезоточивый газ, файеры, камни, арматура и другие подручные средства, при температуре ‑7°С заработали водометы.
Досталось журналистам и медикам. Была информация о применении огнестрельного оружия. Через несколько минут после начала схватки в район конфликтов, завывая сиренами, поспешили машины “скорой” — медицинская помощь той ночи понадобилась не одному десятку людей. Впоследствии подоспели милицейские “воронки”, которые “паковали” захваченных майдановцев. Кадры прямых телетрансляций с улицы Грушевского и из других горячих точек в правительственном квартале, которые смотрели во многих странах мира, напоминали эпизоды недавних гражданских конфликтов в Египте и Сирии. Ничего подобного в современной Украине еще ​​не было. Страна оказалась на грани.

Что стало причиной?

А возбудителем всех этих событий стал минувший четверг, когда большинство в Верховной Раде, кроме антинародного бюджета, приняла 10 дерзких законов, которые, по сути, ставят точку на демократии в Украине. Это вызвало новую волну сопротивления во всех уголках государства. Основные надежды люди возлагали на воскресное вече в Киеве (сюда пришло, по разным данным, от 200 тысяч до полумиллиона человек), требуя дать достойный ответ Банковой. Многие призывали лидеров Майдана не ограничиваться призывами, просьбами, предупреждениями власти, которые звучат вот уже два месяца, а прибегнуть к более решительным, радикальных шагов в борьбе с диктатурой.
Тон горячей дискуссии на эту тему задал один из руководителей Автомайдану Дмитрий Булатов. Со сцены Майдана он заявил: “22 ноября у нас украли надежду. 30 ноября пролилась кровь. Три дня назад они изнасиловали Конституцию…”. Здесь же Булатов обратился к руководителям трех оппозиционных политсил с требованием немедленно определить не единственного кандидата в президенты (так как этот вопрос пока не актуален), а лидера сопротивления. Риторика Булатова была саркастической и даже угрожающей: “У нас нет времени, пока вы договоритесь о распределении должностей…”.
Подобные претензии накануне оппозиционным вождям адресовали представители интеллигенции, требуя назвать “полководца” для народных “полков”, единого лидера движения сопротивления диктатуре.
Однако оппозиционная троица и на этот раз взяла паузу. С “полководцем” определяться не захотела. По словам Арсения Яценюка,“как только кто-то превратит объявит эту борьбу борьбой за лидерство между политиками, — я назову его провокатором”. В том же тоне высказался Виталий Кличко. Лидером Майдана Яценюк несколько патетически назвал… Украинский народ.
Оппозиционное трио объявило другой план действий. По его убеждению, в первую очередь нужно создать из числа народных депутатов альтернативный Народный совет, который должен получить легитимность от народа. Этот Народный совет вернется к Конституции 2004 года, объявит недоверие президенту, создаст Народное правительство.
Многим такой план показался слишком вялым. Это было видно и по тревожному гулу на Майдане и по отрицательной реакции в социальных сетях. Первым не выдержали нервы у еще одного вожака Автомайдану Сергея Кобы. Было видно, как он во время выступления Александра Турчинова о чем-то нервно говорил на сцене с Кличко — у последнего от несогласия скулы сводило. А потом Коба со сцены озвучил свой ​​план — немедленно идти в Верховную Раду, пикетировать ее до тех пор, пока парламент не отменит скандальные законы.
На Грушевского жесткая схватка между майдановцами и беркутом

Пикетировать Верховную Раду до победного

Этим призывом, как от спички, зажглась не одна тысяча людей, которая направилась в сторону на Банковую. Дорогу им преградили силовики. Первый кордон толпы удалось прорвать, но в дальнейшем майдановскую скамью остановили спецсредствами. Пробовал остановить эту схватку Виталий Кличко, он кричал в мегафон, чтобы люди отступили, потому что это такая же провокация, как и 1 декабря — на Банковой. В ответ Кличко услышал в свой адрес многоголосое “Позор”. Кто-то брызнул в него пеной из огнетушителя.
Ну а дальше обе стороны следует уже остановить…
Арсений Яценюк заявил, что оппозиция не имеет отношения к столкновениям на ул. Грушевского, что насильственные действия оппозиция не воспринимает. Что это работа провокаторов для того, чтобы легализовать действия “Беркута” по зачистке Майдана. “Открестился” от причастности к этим событиям и Булатов. Заявил, что в Автомайдане произошел раскол, что он лично и некоторые его коллеги, в частности художник Поярков, не одобряют радикальных действий. Впоследствии ответственность за горячие события взял на себя малоизвестный “Правый альянс”.
Чтобы остановить кровопролитие, в Межигорье, к президенту Януковичу, около 19 часов поехал Кличко.
Глубокое беспокойство воскресными событиями в Киеве выразили в Евросоюзе.“Мы призываем людей не обострять ситуацию, которая уже очень тяжелой и опасной. Атаки на правоохранителей могут дать аргументы тем, кто не является сторонником политического способа разрешения кризиса”, — заявил посол ЕС в Украине Ян Томбинский.
Александр Палий, политолог:

Воскресные события доказали две вещи: 1. Власть, организует пиар на крови, не имеет права на существование. Ну, это мы и так знали. 2. Фактически своими действиями Кличко доказал, что единый кандидат от оппозиции уже есть — с холодной головой и смелостью.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите ваш комментарий!
Please enter your name here