Минздрав готовит законопроект о презумпции согласия на изъятие органовМинздрав готовит изменения в законодательство, согласно которым предлагается ввести в Украине презумпцию согласия на изъятие органов после смерти человека и пересадки их другим людям. Готово к этому украинское общество?
Презумпция согласия предполагает, что человек еще при жизни согласилась быть донором и его желание соответствующим образом зафиксировано. Такая норма действует во многих европейских странах: Финляндии, Швеции, Бельгии, Франции, Италии. Недавно Презумция согласия ввели в России и Беларуси. Человек, который готов стать донором органов после смерти, при жизни делает соответствующую отметку в паспорте. В Израиле действует так называемая карточка Ади — каждый, кто подписывается под этой картой, свидетельствует свое согласие на пересадку органов после смерти. В случае несчастного случая, в результате которого человек получил травм, не совместимых с жизнью, консилиум врачей констатирует смерть головного мозга. Если есть отметки в документах о согласии умершего на донорство или нет противоположных отметок, врачи без согласия родственников принимают решение об изъятии здоровых органов. По данным социологов, более половины европейцев готовы стать донорами после своей смерти. Тем, кто дал согласие стать потенциальным донором, предоставляются льготы при страховании жизни и здоровья, они же имеют первоочередное право на получение органа для трансплантации в случае возникновения такой необходимости. Активно распространяется информация об эффективности трансплантационных методов лечения и о возможностях современной трансплантологии. Впрочем, по мнению трансплантологов, наиболее прогрессивной является модель, которая предусматривает возможность для каждого гражданина в письменной форме отказаться от забора его органов после смерти. Такой отказ заносятся в базу данных.
Презумпция несогласия (система, которая требует разрешения родственников на изъятие органов после смерти донора) действует в США, Германии, Великобритании и некоторых странах Латинской Америки. Однако в большинстве случаев родственники дают “добро”, потому что ментальность нации нацелена на взаимопомощи. Более того, для американца или европейца осознание того, что сердце умершего родственника бьется в груди другого человека, — повод породниться, дружить семьями. В Австрии презумпция согласия распространяется даже на туристов.
ПАРАДОКС: государство, где еще в 1933 году впервые в мире была проведена операция по трансплантации почки (оперировал в Харькове профессор Ю. Вороной), сегодня далеко не на первых позициях. Еще на этапе принятия Закона о трансплантации в 1999 году в нем было заложено презумпцию несогласия, которая исключала торговлю органами и другие злоупотребления. Впрочем, многие считают, что этот закон и затормозил развитие трансплантологии. По мнению директора Национального института хирургии и трансплантологии им. Шалимова АМН Украины профессора Юрия Поляченко, за последние годы в Украине произошел “откат от прорыва в трансплантологии”, на который медики ждали после принятия соответствующего закона. Как следствие, большинство наших граждан не готовы “подписаться” на органное донорство. Согласие на изъятие органов после смерти человека могут дать ее родственники, но в подавляющем большинстве случаев врачи получают отказ: боль потери близкого человека сильнее желание кому-то помочь. Из-за этого в стране возник дефицит донорских органов — трупного донорства в Украине фактически не существует.
СВОЕ ДЕЛО в предвзятости украинцев по органной трансплантологии сделали и скандалы о так называемых “черных трансплантологов”. До слышать отголоски-“страшилки” об исчезновении людей и разбор их на органы. Трансплантологи убеждают, что сама идея подпольной пересадки органов в Украине — абсурдно. Ведь, по словам главного трансплантолога Минздрава Украины Александра Никоненко, от момента забора органов к операции по трансплантации сердца должно пройти не более трех часов, поджелудочной железы и печени — 12, а почка портится в сутки. Но ни одна область медицины не связана с общественным мнением так, как эта.
В Украине есть медицинские центры, имеющие лицензии на трансплантацию, — в Киеве, Донецке, Харькове, Одессе, Запорожье, Львове. В Украине ежегодно нуждаются в пересадке почки 2500 человек, “нового” сердца — 2000 человек, поджелудочной железы — 2000, печени — 1500, костного мозга — 600 больных. Каждая седьмая трансплантация почки производится в Львовском центре трансплантации — единственном в Западной Украине.
Главный трансплантолог ГУЗ Львовской ОГА, доцент Ростислав Жук считает, что главной проблемой в Украине является не законодательная база в области трансплантологии, а общественное мнение относительно возможности пересадки органов.
Трансплантология поддерживает и Католическая церковь. Мир облетели слова Папы Римского Иоанна Павла II: “Оставляйте свои органы на земле, Богу нужна только ваша душа”.
Однако духовенство не единодушное в отношении пересадки органов. Представитель УПЦ, ректор Львовской семинарии отец Василий Луцишин: “Всевозможные манипуляции с человеческими органами являются недопустимыми и противоестественными. Люди потеряли ощущение святости человеческого организма. Апостол Ириней говорил, что тело есть образ Божий. Изъятие органов из тела человека даже после его смерти является тяжким грехом и расценивается как насилие. Нельзя спасать жизнь одного человека за счет изъятия органов другого, даже уже мертвой плоти”.
Практикующий семейный психолог Алла Бачук считает: “Введение” презумпции согласия “на трансплантацию органов после смерти с гуманистической точки зрения — дело благородное. Для человека, который знает о своем уходе из земной жизни, положительным является осознание того, что, несмотря на свой немощном состоянии, она может спасти жизнь другого человека. Таким образом каждый человек, несмотря на свой статус в обществе, может переполниться конце своей земной жизни высоким смыслом и моральными качествами. Для того, чтобы внедрить “презумпцию согласия” в нашем обществе, нужна широкая просветительская работа”.