что ждет майдан и оппозицияПеремирие, после которого будет победа. Именно такую ​​иллюзию создают перед Майданом лидеры оппозиции. На самом же деле перемирие сохраняет только Майдан. Войны против активистов власть не прекращает ни на минуту.
Наблюдая за событиями на Майдане, я вспоминаю пьесу ирландца Сэмюэля Беккета “В ожидании Годо”. Там главные герои ведут пустые беседы, ожидая господина, которого ни разу не видели, но с приходом которого их жизнь должна наладиться. Они голодны и нищие, и вполне могли бы изменить свою жизнь, но не двигаются с места, потому что завтра придет Годо, который сделает все за них.

Оппозиция не успевает за развитием событий

Страна на грани. Сейчас мы находимся в состоянии неустойчивого равновесия — когда можно победить или проиграть, когда, без преувеличения, каждый шаг ведет нас или к победе, или к поражению. Парадокс заключается в том, что, казалось бы, неправильные шаги радикалов приближают победу, а правильные действия оппозиции могут привести к поражению.
Так с самого начала революции. Пока оппозиция придумывала, как выразить Януковичу протест из-за изменения геополитического курса, на Майдан Независимости вышли студенты, заявив о своем желании жить в европейском государстве. Студентов избили, и пока оппозиция обдумывала, как лучше заявить о своем решительном протесте, в центре Киева собрались тысячи людей, которые выперли оттуда милицию и начали устанавливать палатки.
После появления Майдана оппозиционеры принялись произносить пламенные речи, а люди начали делать баррикады. На тех, кто занялся барикадостроительством и говорил о создании отрядов самообороны, оппозиционеры смотрели искоса. Это было на грани законности, а оппозиционеры из всех сил пытались удержаться в рамках закона.
После неудачного ночного штурма к строительству баррикад наконец взялись со знанием дела. Появились сотни самообороны. Кое-где люди даже начали учить защищаться. И все же в настоящую войну никто не верил, по крайней мере до 19 января. Подробнее о евромайдане.
Милиция начала стрелять в людей боевыми патронами, активисты исчезали из больниц. Пытки правоохранителями людей стало привычным делом.
При таких условиях создание отрядов самообороны, способных противостоять незаконным действиям людей в форме, стало необходимостью, и оппозиция решила взять этот процесс под свой контроль. На Майдане появилась армия, которая начала выполнять функции, присущие военным образованием, но политики опять отстали.

Военные не собираются вводить военное положение

Переговоры оппозиции с властями оказались безрезультатными. Регионалы всячески затягивали переговорный процесс, тем временем начав настоящую войну против активистов. Армия Майдана начала защищать людей. Титушко-сафари по-настоящему деморализовало противников. Набрать нужное количество титушок стало проблематично. Пришлось даже повысить цены от 200 до 400 гривен в сутки. Милиция и спецназ мечутся по Киеву, пытаясь прикрыть все суды и государственные учреждения, у которых происходят манифестации. В областных центрах — восстание, и приходится задействовать значительные силы милиции на местах. Начинаются морозы, а заменить истощенных ВВ-шников в Киеве некем. Союзнику Януковича — Путину — пока не до Украины, он занят Олимпиадой 2014.
Военное положение в стране ввести невозможно. Несмотря письменные заверения работников генштаба в лояльности, армия не желает воевать против собственного народа. Военные, имеющие солидные должности сообщили, что с ними вели консультации по возможности ввести военное положение. Представители власти получили примерно такой ответ: “Пока военные находятся в своих частях, командиры могут гарантировать, что солдаты не будут вмешиваться в конфликт, если же солдат вывести на улицу, они попадут под влияние митингующих, и тогда их станет невозможно контролировать”.
Итак, регионалы говорили правду, когда заявляли, что не собираются вводить военное положение. Это ускорило бы их собственное поражение. Власть ускользала из рук Януковича.
Он идет на уступки: смещает с поста премьера Азарова, отменяет скандальные законы, принятие которых спровоцировало бои на Грушевского.
Тот, кто хоть немного знаком со стратегией и тактикой боевых действий, знает, что успех непременно надо развивать, но оппозиционные лидеры совершают нелогично — командуют армии “стоп” и прекращают любой активную защиту. Все силы, подконтрольные Яценюку, Тягнибоку и Кличко, прекращают любую активную деятельность.

Чего все ждут?

Лидеры оппозиции поверили, что власть готова к диалогу? Извините, но неужели опытный политик может поверить в эту чушь? Два дня назад в Запорожье и Днепропетровске жестоко разгоняли митинги, а тут вдруг Янукович одумался и решил договариваться? Понятно, что власти нужно время, чтобы зачистить тылы и взыскать в Киев свежие войска.
Конечно, если бы оппозиция отказалась от перемирия, Европа бы ее не поняла, но запрет на активные действия оппозиции продолжала действовать даже тогда, когда в Киеве загорелись авто, а милиция упорно открывала уголовные дела против активистов. Думаю, в таких условиях Европа поняла бы людей, которые защищаются.
Яценюк заявляет о своей готовности получить пулю в лоб, но что-то его до сих пор не видно впереди войска на белом коне. Пуля — не Янукович, с ней никак договоришься.

Действия “Правого сектора” и афганцев

Кроме сотен, которые подчиняются Андрею Парубию, на Майдане есть подразделения, которые до поры до времени действовали практически автономно. Это “Правый сектор” под руководством Дмитрия Яроша и афганцы, которые имеют свой штаб. Эти группировки были костью в горле и Януковича, и лидеров оппозиции.
Бойцы “Правого сектора” решительные и подготовлены к ведению активных действий. Свою боеспособность они прекрасно продемонстрировали в боях на Грушевского. Афганцы, хоть их и немного, тоже есть грозной силой. Скептики говорят, что афганцы уже в солидном возрасте, и являются, скорее, символическим силой, но это ошибка. К отрядов афганцев входят также офицеры, которые принимали участие в миротворческих действиях уже при украинской независимости. Этим людям силы не занимать. К тому же, каждый афганец и миротворец знает, что такое настоящая война. Такой боец стоит десятка необстрелянных солдат.
До недавнего времени ни Парубий, ни лидеры оппозиции этими подразделениями не управляли, но сейчас ситуация изменилась.
О переговорах “Правого сектора” с оппозицией о прекращении активных действий свидетельствуют несколько фактов.
Очень показательным была отказ “Правого сектора” принять участие в штурме Украинского дома 26 января 2014.
Разведка афганцев получила информацию о том, что в украинском доме тайно размещен подразделение милиции. Подозревая, что оппозиция ведет сепаратные переговоры с властью и может проигнорировать эту информацию, афганцы обратились напрямую к командирам двух сотен с предложением забаррикадировать все входы в дом. Пленных таким образом милиционеров собирались выпустить только при условии, что они сложат оружие и доспехи.
Один из сотников согласился, другой отказался совершать любые действия без разрешения штаба. Оппозиционный штаб разрешения не дал, но коломойская сотня все же выполнила просьбу афганцев и забаррикадировали входы.
Информация о пленных быстро облетела Майдан. Собралась толпа, которая попыталась прорваться в здание. Майдановские сотни сначала получили приказ не вмешиваться, а позже даже оттеснили от дома простых майдановцев. Поняв, что штурмовать дом голыми руками невозможно, люди обратились за помощью к “Правому сектору”, но правые не пришли, потому что тоже получили от своего руководства приказ не вмешиваться.
Пока толпа суетилась вокруг здания, на место прибыл Кличко, который и вывел милиционеров из ловушки, причем без каких-либо условий, оставив им оружие.
Жаль, что лидер УДАРа вот так, благодаря заработанному на ринге авторитетe, не выводит из камер заключенных майдановцев, но речь сейчас не столько о нем, как о “Правом секторе”.
Позже странные события этой ночи перекрыл общий ультиматум афганцев и “Правого сектора”, в котором было заявлено о возобновлении боевых действий, если власть не выпустит всех арестованных. Если же эти требования будут выполнены, радикалы обещали уйти из баррикад на улице Грушевского. Срок ультиматума истекал в среду, 5 февраля.
Тогда же появляются слухи о желании руководства “Правого сектора” превратить организацию в партию.
Такое преобразование после победы было бы вполне логичным. Люди, которые не жалели на баррикадах своей жизни, имеют право представлять общество во власти, но подобная трансформация во время революции равноценна заявлении, мол, мы готовы договариваться.
Наступило 5 февраля, а боевые действия не состоялись. Зато состоялась пресс-конференция руководителя штаба афганцев Олега Михнюк, где он заявил об отсрочке ультиматума.
Такое заявление не была согласована в подразделениях, и стало для многих афганцев сюрпризом. 9 января во время Народного вече Михнюк уже не вспоминал об ультиматуме, и говорил как настоящий политик — о полной перезагрузке власти.
Возможно, и Олегу Михнюк пообещали проходное место в списках объединенной оппозиции или партии“Правый сектор”?
Отряды самообороны начали создавать и по всей Украине. Принято решение создать такие отряды на Львовщине. Сейчас во Львове под эгидой самообороны пытаются объединить все протестные группы региона.
Уполномоченный штаба национально сопротивления, председатель Конфедерации свободных профсоюзов Львовщины Андрей Соколов уже заявил: “Мы призываем граждан, желающих вливаться в самооборону или уже создали отдельные свои структуры, налаживать контакты со Штабом самообороны Львовщины для выстраивания четкой структуры и координации действий”.
Такую инициативу можно было только приветствовать. Организовываться нужно, но для того, чтобы действовать, а не ждать Годо.

Почему оппозиция сдерживает Майдан? Чего она боится?

Не трудно догадаться, почему оппозиция сдерживает Майдан. Она боится брать на себя ответственность. Янукович пугает трех “богатырей” готовностью распустить парламент, и это наводит ужас на лидеров оппозиции. В случае же развертывания силового сценария они могут потерять все — и имущество, и должности, и даже жизнь. Собственно, поэтому, они до сих пор не могут определиться с лидером: кто-то должен взять на себя ответственность за всех. А отвечать не хочется. Что же произойдет с лидерами оппозиции, если Майдан проиграет, разойдется через полгода или год бессмысленного стояния? Ничего. Все доходы и влияние останутся при них. Упадут рейтинги, но, когда речь идет о жизни и свободе, про рейтинги мало кто заботится.
Что произойдет в таком случае с активистами? Кого-то посадят сразу, кому-то подкинут взрывчатку или наркотики. Кого-то найдут замученным в лесу. Оппозиционные лидеры пожертвуют всеми этими людьми. Бунтарские регионы будут получать из бюджета меньше меньшего, и ситуация будет именно такая, как у главных героев пьесы Сэмюэля Беккета, которые готовы были бы и повеситься, но не имели веревки.
В такое предательство лидеров оппозиции поверить трудно, но есть неоспоримые доказательства, что сдавать своих для оппозиционной тройки не впервые.

Предательство лидеров оппозиции на майдане

Очень показательна история, которая произошла в декабре 2013 года, в день суда над активистом Автомайдану Андреем Дзиндзей. Тогда под Шевченковским судом собралось около двух тысяч митингующих, настроенных не расходиться и не выпускать никого из здания суда, пока безосновательно задержанного Дзиндзей не выпустят.
“Беркут”, который пришел на помощь судьям, удалось прорваться внутрь здания суда, но вывести задержанного было невозможно. Митингующие забаррикадировали все выходы. К тому же, с Майдана подошла еще одна колонна.
Силовики попали в ловушку, но спасать их уже спешила наша оппозиция. Сначала из громкоговорителя Бютовской машины, которая блокировала один из выездов, прозвучал призыв расходиться. Люди не поверили своим ушам и остались.
Вскоре на месте событий появился Арсений Яценюк, который зашел в суд, а через несколько минут вернулся и заверил, что Андрея Дзиндзей у здания суда уже нет — он лично все проверил. Дзиндзей якобы вывели из здания суда подземным ходом.
Поскольку об этом заявил сам Яценюк, люди начали расходиться. Через час, когда у суда осталось лишь несколько десятков активистов, ворота открылись и из них вышел “Беркут”. Автозак развернулся, и жена арестанта и люди, которые еще ​​стояли напротив ворот, видели, как Дзиндзей выводят и сажают в автомобиль.
А вот диалог, который состоялся у журналиста в пресс-центре дома Профсоюзов:

- Господин Яценюк, почему вы дали приказ снять пикет с Шевченковского суда, где слушалось дело Дзиндзей?
— Я не давал такого приказа.
- Есть много свидетелей, что это были именно вы.
— Стоять там не было смысла. Дзиндзей уже там не было. Его вывели подземным ходом.
- Кто вам об этом сказал?
— Мне об этом сообщили в МВД.
- Вы еще верите тому, что вам говорят в МВД?
— Я лично проверил все помещения.
- А откуда вы знаете о подземном ходе?
— Татьяна Чорновил сказала.

Журналисту удалось поговорить и с Татьяной Черновол. Она сказала, что не знала о подземном ходе и только предполагала, что если Дзиндзей не было в помещениях, может быть, его вывели каким-то подземным ходом.
Версию Яценюка поддержал и Олег Тягнибок. Он не знал, что журналист был очевидцем событий, и рассказал, как 5 депутатов от ВО “Свобода” принимали участие в этом пикете, но забыл сказать, что все они исчезли сразу, как появился “Беркут”.
Итак, сдавать активистов для лидеров нашей оппозиции — привычное дело.

Есть ли надежда?

Картина не слишком оптимистичная. И все же причин для паники нет. Мы все еще близки к победе. Враг сильно деморализован.
После парада майдановских сотен, которые 6 февраля в полной боевой готовности обошли блокированный правительственный квартал, из Мариинского парка к автобусам массово побежали титушкы. Они были так напуганы походкой, что отказывались от денег и требовали, чтобы их везли домой. Вернуть их на позиции удалось лишь после того, как подъехала машина, из которой наемникам начали раздавать травматическое оружие.
Для победы даже нужно атаковать “Беркут” на Грушевского. Нужно активно отстаивать законность в стране.
Хорошим примером такой акции было пикетирование 11 февраля Подольского районного суда Киева, где судили четырех афганцев. Афганцы своих бросать не привыкли, следовательно, намеревались отражать их любой ценой. В таких условиях самообороне Майдана не оставалось ничего другого, как поддержать акцию. Когда под здание суда пришло несколько сотен вооруженных людей, судья не решился принять незаконное решение и посадить подозреваемых.
Так должна действовать самооборона Майдана во время всех судебных заседаний. Принял судья незаконное решение — юристы Майдана указали на его ошибки, а самооборона возобновила законность и справедливость. Нужно, чтобы каждый милиционер, работник ГАИ, депутат или судья понимал: если его действия будут незаконными, к нему непременно придут 200–300 вооруженных добрым словом мужчин и объяснят, что нарушать закон нельзя.
Сейчас оппозиции удается сдерживать такие походы, но в случае с афганцами сдержать активное сопротивление не удалось. Если штаб афганцев будет принимать решения, бойцов не устраивают, они этот штаб расформируют. Если ребята из“Правого сектора“поймут, что их используют для собственных целей, они выберут нового лидера.
В конце концов на Майдане есть и отряд“Нарния”, воины которого разделяют взгляды“Правого сектора”, но не подчиняются господину Ярошу.
Было бы хорошо, если бы и Андрей Парубий не ожидал, пока община выберет себе нового командира, а стал более инициативным и вошел в политику не как исполнитель воли лидеров, а как самостоятельный игрок.
И не ждите Годо, потому что дождетесь Виктора Федоровича. Возможно, Янукович не услышал каждого после выборов, но теперь он точно готов достать каждого.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите ваш комментарий!
Please enter your name here