Фильм "Шахта №8" о детском труде обвинили в "подтасовке фактов"Нелегальные шахты, дети, которые вынуждены с подросткового возраста работать до пота и крови, чтобы вытянуть на себе свою неблагополучную семью… Алкоголизм и тотальная безнадежность, когда целые поселения живут за чертой бедности… Для Украины такая картина — не выдумки, а реальность. Да еще и такая реальность, что лучше закрыть глаза и притвориться, что ее нет, вместо того, чтобы бороться с ней. Фильмов об этом в Украине не только не снимают, а, как оказалось, и не показывают. Несколько лет назад эстонская команда во главе с режиссером Марианной Каат сняла фильм о детском труде на нелегальных шахтах Донецкой области. Фильм “Шахта №8” объездил побывал в около 30-ти странах мира. Но в Украине его сняли с показа на Фестивале документального кино в Киеве Docu­d­ays UA, мол, он — “не документальный и нереалистичный”.
Документальный фильм “Шахта №8” украинские зрители должны были увидеть в конкурсной программе фестиваля Docu­d­ays UA, который проходит в Киеве. Но за несколько дней до показа его украинские со-продюсеры продакшн-студии “Интерфильм” (фильм совместного производства Эстония-Украина) запретили это делать. Объяснить свое решение организаторов фестиваля, режиссеру ленты или эстонской стороне, которая подала фильм на Docu­d­ays UA, украинские продюсеры отказались. Лишь отметили, что права на показ ленты в Украине принадлежат им, а значит, и решать, увидит его кто-то или нет, также будут они.
Следующим поворотом в этой истории стал тот факт, что продюсер фильма Елена Фетисова от имени компании “Интерфильм” назвала ленту постановочной и такой, что не соответствует жанру документального кино. А кульминацией истории — письмо организаторов фестиваля от продюсера “Интерфильм” Владимира Козыря с категорическим запретом показа “Шахты №8” и прямолинейными нападками в сторону режиссера ленты Марианны Каат: “… это письмо в копии были направлены Марианне Каат, которая пытается любыми способами протолкнуть фильм, насквозь лживым, постановочным, с подтасованными фактами и “разыгранными” мизансценами и не имеет никакого отношения к документальному кино и темы защиты прав человека. … В случае показа фильма Ваш фестиваль становится пиратом и нарушителем авторского права и будет отвечать в соответствии с международным законодательством и законами Украины…”.
— После писем от украинских со-продюсеров фильм вынуждены были снять и с показа, и по конкурсу, — рассказала председатель организационного комитета Docu­d­ays UA Светлана Смаль. — Хотя последнее письмо-запрет нам прислали за час до начала показа. Именно после него режиссер ленты Марианна Каат решила под собственную ответственность все-таки показать ленту публике. Она сказала, что когда уедет из Украины, то уже никто не сможет защитить этот фильм, и она хотела бы, чтобы именно сейчас зрители получили возможность оценить его и сделать собственные выводы. Тем более, что, по ее словам, “Интерфильм” имеет право только на коммерческие показы фильма в Украине, а его демонстрация в рамках нашего фестиваля к таким не относится. Моя точка зрения — этот фильм действительно документальный. Такие сцены не спланируешь и не сыграешь. Когда видишь этот фильм, те ямы, куда спускаются дети, волосы дыбом встают. Не знаю, как это можно снять постановочно. Лента есть в Интернете, поэтому каждый может сам оценить ее достоверность и сделать выводы. На этом показе герои фильма — Юра и Дима, которым во время съемок было 15 и 17 лет, а сейчас — 18 и 20. И они, и председатель Всеукраинского стройкома Константин Ильченко, который много лет занимается защитой трудовых прав шахтеров, подтвердили зрителям, что в фильме нет ни одного ложного кадра. Надеюсь, что эстонские и украинские продюсеры фильма наконец объяснятся между собой, и фильм будет широко представлен в Украине.
Марианна Каат была потрясена позицией и запретом украинской стороны, которую еще недавно считала своим партнером и верила, что вместе они делают общее дело — популяризируют фильм. Действия со-продюсеров она считает политическим заказом. “Фильм в контексте политической ситуации в Украине сложно распространять, — комментирует ситуацию Каат. — Моя цель — индивидуальный показ вне фестиваля, чтобы люди сделали сами выводы, что это за кино. Потому что те обвинения, которые я получила сегодня, неожиданные для меня, они просто оскорбительные”. Она убеждена, что после такого демарша украинской стороны о полноценном прокате “Шахты №8” не может быть и речи. Фильм о Украинской безнадежности продолжит завоевывать всемирные фестивали. В апреле фильм покажут в конкурсной программе Международного фестиваля документального кино “Миллениум” в Брюсселе.
Справка
“Шахта №8” — документальная лента эстонского режиссера Марианны Каат. В картине речь идет о 15-летнем подростке Юру и его товарище Диме из Донецкой области, проживающих в городке Снежинка Донецкой области. Рискуя жизнью, ребята добывают уголь в нелегальных копанках — в заброшенных шахтах, в парках и лесополосах, в подвалах оставленных домов. Дед Юры — некогда влиятельный руководителем крупного завода. Отец Юры совершил самоубийство, мама с новым мужем спились. Спасаясь от пьяных дебошей, Юра забрал из дома сестер, и они поселились в соседнем селе — в пустой заброшенной хате. Картину снимали в Украине на протяжении 2008–2010 годов. Показы “Шахты №8” прошли на десятках международных кинофестивалей. Лента получила награды и отличия в США, Эстонии, Канаде, Хорватии, России и Беларуси.