Юрий Губени: рынок земли сделает из следующего поколения крестьянО внедрении рынка земли в Украине рассказал украинский ученый в области сельского хозяйства, доктор экономических наук, профессор кафедры права и предпринимательства Львовского государственного аграрного университета Юрий Губени.
Профессор опасается, если базар землей же начнут и следующее поколение украинский будет вынуждено арендовать землю у олигархов-латифундистов.
Украина много лет, если не с начала своей независимости, ждет аграрную реформу. Однако, правильно ее начинать с внедрения рынка земли?
Ждет Украина деле этой “земельной реформы”? Что в действительности думают, ждут, на что надеются крестьяне? Когда в далеком 1997 году мы с группой ученых обпиталы жителей села, и доказали эти ответы до общественности — нас чуть не обвинили в антирыночный пропаганде.
За годы независимости крестьяне уже научились самостоятельно, без больших усилий государственной помощи, различных управлений, служб, палат, кормить страну — и мы их осчастливливает мероприятием, который отберет у них основу, — землю. Что крестьянин без земли? Что земля без крестьянина? Нет, что бы подать им руку в форме помощи, поддержки технической модернизации, поощрения желаемых процессов интеграции — нет, опять все “до основания”.
Говорят, что рынок земли: а) наведет порядок б) прекратит коррупцию, в) привлечет инвестиции. Но друзья, у рынка в экономике иные задачи. Он не прокурор, не судья и не банкир-инвестор. Он лишь будет способствовать распределению ресурсов в более эффективное направление.
Если в условиях запрета продажи земли чиновники присвоили площади, соизмеримых с территориями небольших страны — что так противопоставит рынок? И как рынок может противостоять сплошной системе коррупции? А поскольку обычные крестьяне не имеют ни ресурсов, ни сложившегося среды, ни институциональной поддержки — по законам рынка земля имеет от них уплыть. Как песок через пальцы. Не удержите!
Если одна сверхмощная транснациональная корпорация отказалась строить логистический центр вблизи Львова только из-за чрезмерной коррупционную составляющую и незаконное влияние на бизнес — что так может противопоставить рынок? Как рынок в таких условиях привлечет инвестиции? Это мифы, господа. Это обертка, прикрывающая истинные намерения.
Если разобраться по большому счету, то в украинском языке переплелись два значения слова земля — ​​как пространство, участок, и собственно плодотворное субстанция, “всеплодющая мать” — грунт. Рынок земли должен касаться именно участков, пространства, территории. И аренда — здесь отличное решение. Многолетнее, Судакова, с правом переуступки, на рыночных принципах — она ​​открывает путь к развитию и в то еще время не оплетает экономику рентным платежам и феодальным духом.
Но об этом как-то стараются не говорить вслух. Но есть основы экономики, есть теоретические основы рынка. И четко и однозначно известно, что предметом рыночных отношений является товар, вещи созданы человеком. При чем тут земля? Если такие отважные, то сразу вводим рынок воздуха, пространства, солнечного света, мировой воды.
В ст. 13 Конституции Украины четко указано, что «земля, ее недра, атмосферный воздух, водные и другие природные ресурсы, … являются объектами права собственности Украинского народа. От имени Украинского народа права собственника осуществляют органы государственной власти и органы местного самоуправления в пределах, определенных настоящей Конституцией ». Как видим — перечень владельцев и распорядителей земли четкий, достаточно ограничен и неполон.
То есть, государство не является де-юре и де-факто владельцем земельных угодий, как это указывается в некоторых документах, она лишь осуществляет от имени народа права собственника (владеть, пользоваться, розпоряджаты, предоставлять). Каким же образом в Земельном Кодексе, вопреки Конституции, “пошли еще дальше” — право собственника на земельные угодья уже расширяются на юридические и физические лица?
Что «Закон о рынке земли» будет означать для украинского села?
На самом деле могут произойти довольно сложные процессы, которые могут породить то, что известно реформаторские Европе как “земельные бунты”. Нельзя в третье тысячелетие идти с представлениями и догмами феодализма: владелец, новоявленный феодал является эффективным, поскольку он заботится о себе, его мотивы являются светлые и рыночно обусловлены.
Мир ищет новую парадигму экономики, добавляя к привычным бизнес мотивов социальную ответственность, справедливость, распределение и стабильность. Даже приближенно наш вариант решения земельного вопроса не соответствует этому мировоззрению.
Как крестьяне воспримут «базар земли»: поспешат продать свой пай, ведь поймут его реальную стоимость, или все же будут бояться остаться без земли, которая для крестьянина есть и кормилицей и основным способом заработка?
Крестьяне “не будут спешить”, их к этому побудет жизнь. Уже есть неединичные случаи, когда жители села “вылезают из кожи”, обучая детей в вузах, излечивая родственников или “покупая” место работы. Доходы мизерные. Жизнь представляет новые стандарты жизни — авто, бытовая техника, частые поездки, унифицированный с городом одежду, дорогие продукты питания, заоблачная медицина — все это “насосы”, призванные качать деньги.
А со стороны доходов: несколько гектаров зерновых, картофель, небольшой звеньев овощей, одна-две корову, десяток свиняток и дважды большая орава птицы — что они добавляют к семейному бюджету? Ни страхования, целевых программ образования или медицины для села, удешевление общественного транспорта — все это на плечах крестьянина.
Законы рынка неумолимы, в ситуации и обстоятельств сложились большинство жителей села будут обречены на продажу своих паев. А на поколение, которые родятся уже не будет действовать Конституция — они не будут иметь никакого права и даже надежды на земельный надел, только как взять надел в аренду у олигарха. Если господин позволить. И еще на каких условиях. Может попросит у него день-два отработать. Чувствуете — все это уже было!
Довольно часто можно услышать, что Закон «О рынке земли» является антиконституционным и может спровоцировать земельную коррупцию, по вашему мнению, есть ли в законе «дыры», через которые можно продвигать коррупционные схемы?
Я спрошу вас, если Конституция предусматривает одного владельца земли — украинский народ, и еще обязывает государство наладить особый режим защиты этой собственности — то между кем может быть рынок. Сам народ себе же продавать и одновременно покупать землю не будет. Другое дело рынок права аренды.
Государственные и местные органы власти, наделенные Конституцией правом представлять владельца — могут наладить рынок права аренды, чтобы землю в пользование принимали наиболее эффективные, или значимые для общества субъекты. При таких условиях возможности для коррупции могут быть существенно ограничены.
Да и исправить ситуацию в случае аренды гораздо проще, чем в случае, когда новоявленный нувориш иметь 17 государственных актов на массивы по несколько тысяч гектаров. А в дополнение к этому будет в “кармане” судьи, прокурора, начальника милиции, несколько профессиональных бандитов и даже журналиста или ученого баснописце.
Закон, который ВР приняла в первом чтении, предусматривает ограничение — не более 100 га «в одни руки». Для хозяйства одной семьи это слишком, однако для ведения аграрного бизнеса — мало. Обоснованным ли, по вашему мнению, есть такой лимит?
Кто сказал, что для аграрного бизнеса 100 га мало? Знаю молодого человека, который едва справляется с 5 гектарами, производя великолепные овощи. Есть виды производства, где 100 га — это многовато. Но и для традиционного производства это тоже немало. Целый пояс “кукурузно-молочный” в США — Висконсин, Пенсильвания, Иова и другие долгое время основывался на фермах размером около 100 га.
Или посмотрите с другой стороны — типичная семья олигарха “только он и она, и старик и старуха, и сынок и дочь, и двое внучек” — это уже сколько? А еще тесть и теща, сват и сваха, или просто — коллекция на подставных паспортов бездомных или студентов — легко один админрайон перекрыть.
Не в лимитах вопрос, а в их исчислении, способе определения, системе контроля и правовых последствиях.Наверняка такие районы должны устанавливаться дифференцированно в пределах природно-климатических зон, но особый статус должны иметь лимиты в пригородных и рекреационных зоны. И повторим, лимиты должны касаться не права владения, а права аренды.
Особенно острой критике подвергся Государственный земельный банк, его даже прозвали «монстром» с неограниченными возможностями, неужели так страшен черт, как его малюют?
Во всех без исключения странах Центральной и Восточной Европы, которые уже вошли в Европейский союз, тоже состоялась земельная реформа. И нигде не догадались создать Земельный банк. В Польше это Агентство сельскохозяйственной недвижимости казны, в Чехии — поземкового (Земельный) фонд.
Подобно в других странах даже “старой” Европы тоже есть такие фонды или агентства. Их задача, не только «владеть», но и эффективно управлять государственной собственностью в сельском хозяйстве. А о таких фондов является специальная система управления, противодействия и контроля. Это не так как наш пресловутый Аграрный фонд, положение о котором занимает несколько страниц, поэтому вся деятельность тайная как в секретной службы.
Все государственные фонды должны действовать не в ущерб, а на поддержку рынка быть открытыми и транспарентными. Не думаю, что наши законодатели способны создать такое законодательное поле, просто не способны они на системное мышление. А жажда денег забирает остатки разума.
Говорят, крупным агрохолдингам, которые за бесценок арендуют сотни гектаров украинской земли, выгодное продление моратория на продажу земли, чем ее свободный рынок?
Они уже сейчас на столько “большие” и “мощные”, что им сейчас все равно. Они владеют ситуацией и могут практически что угодно. Думаю — если бы захотели, то бы даже сафари на мужланов организовали. Такие крупные предприятия подрывают то, что мы обычно называем “сельский образ жизни”, “деревенская идентичность” “деревенская культура”.
Не потому, будучи капиталистической до мельчайших атомов, объединенная Европа взяла за основу своей модели развития сельского хозяйства “сельскохозяйственные фермы и предприятия семейного типа”. Но нам опять Европа не указ?
В научной среде уже долгое время ведется дискуссия о целесообразности введения рынка земли именно в версии “коммерческой купли-продажи”. Не помню ни разу, чтобы кто-то сумел убедить аграрных экономистов в необходимости такой “реформы”. И не причина, что все ученые этого профиля являются заядлыми противниками рынка.
Наверное вы не найдете большего сторонника свободного рынка чем Адам Смит — отец классической политэкономии. Но и он предостерегал, что “с той поры, как вся земля в той или иной стране превратится в частную собственность, землевладельцы захотят жать там, где они не сеяли, и начнут требовать ренту даже за естественное плодородие земли.”
Есть ли рынок земли в Европе, как он работает?
Как и Костя-морячок “я вам не скажу про всю Европу”, но вот про Чехию и Польшу могу рассказать несколько развернуто. В обеих странах различные модели, унаследованные от социализма. Польская всегда предусматривала какой-то рынок земельных наделов, чешский — была типично советская.
Но нигде не создавали “рынок земли” чтобы навести порядок в земельных вопросах (для этого есть прокуратура), прекратить коррупцию (для этого есть целая система органов) или привлечь инвестиции (это вопрос состояния экономики). Очевидно, что раз есть частная собственность, то должен быть переток собственности от малоэффективного субъекта к более успешному.
Но нигде, ни в указанных странах, ни в других из стран Центральной и Восточной Европы не состоялось инвестиционного бума или интенсивного взрыва рынка земли. Исключения — пограничные и рекреационные территории, пригородные зоны, регионы с бурным экономическим развитием. Поэтому не надо тешить себя иллюзиями. Когда коррупция является скорее предпосылкой, а не препятствием, ведения бизнеса — тогда логика рынка не срабатывает.
Расскажите о земле сельскохозяйственного назначения Львовщины. Сколько их, в чьих руках они находятся сейчас и как на ситуацию повлияет реализация закона о рынке земель?
Что касается Европы еще в Интернете можно найти информацию. Относительно Львовщины — думаю, все это очень закрытая информация. На этом рынке подставных лиц, кураторов, прикрывали и охранников. Вы только приглядитесь — во Львове проходит несколько инвестиционных и столько из интеграционных мероприятий европейского масштаба.
За небольшим исключением не был, как и мои коллеги профессора, академики, приглашен на один. Тогда как иностранные специалисты раз за разом прибегают к советам, консультаций, приглашают к себе. Что это — игнорирование науки, или просто указание науке ее место в обществе?
Все-таки надеюсь, что в нынешней редакции закон о рынке земли не пройдет горнило Верховной Рады. А еще накануне выборов. А еще может люди проснуться, вспомнят, что они еще и граждане.